25.07.2017 г. Заключение об ОРВ на проект федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О техническом регулировании» (нотификация)

Страница проекта акта: http://regulation.gov.ru/projects#npa=63304

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

об оценке регулирующего воздействия на проект федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О техническом регулировании»

Минэкономразвития России в соответствии с разделом IV Правил проведения федеральными органами исполнительной власти оценки регулирующего воздействия проектов нормативных правовых актов, проектов поправок к проектам федеральных законов и проектов решений Евразийской экономической комиссии, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 17 декабря 2012 г. ‎№ 1318 (далее – Правила), рассмотрело проект федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О техническом регулировании» (далее – проект акта), подготовленный и направленный для подготовки настоящего заключения Минпромторгом России (далее – разработчик), и сообщает следующее.

Проект акта направлен разработчиком для подготовки настоящего заключения впервые.

По результатам рассмотрения установлено, что при подготовке проекта акта процедуры, предусмотренные пунктами 9 - 23 Правил, разработчиком соблюдены.

Разработчиком проведены публичные обсуждения уведомления о подготовке проекта акта в период с 23 марта по 5 апреля 2017 г., а также проекта акта ‎и сводного отчета в период с 7 апреля по 14 июня 2017 года.

Информация об оценке регулирующего воздействия проекта акта размещена разработчиком на официальном сайте в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» по адресу: www.regulation.gov.ru (ID проекта 02/04/03-17/00063304).

Проектом акта закрепляется требование к осуществляющим оценку соответствия аккредитованным организациям по прохождению процедуры нотификации для выполнения работ по обязательной оценке соответствия.

Согласно информации, представленной разработчиком в сводном отчете, проект акта направлен на решение проблемы, состоящей в выдаче органами ‎по сертификации сертификатов соответствия продукции с нарушением законодательства, что негативно сказывается на безопасности продукции, ‎не соответствующей обязательным требованиям.

Обращаем внимание разработчика на следующее замечание.

Вводя институт нотификации, разработчик не представил информацию, позволяющую установить принципиальное отличие нотификации от иных действующих разрешительных процедур, применяемых к органам по оценке соответствия в Российской Федерации и на территории Евразийского экономического союза (далее – Союз). Также разработчиком не было обосновано, каким образом нотификация будет гарантировать минимизацию риска появления ‎на рынке опасной продукции.

Так, Федеральным законом от 28 декабря 2013 г. № 412-ФЗ «Об аккредитации ‎в национальной системе аккредитации» установлен порядок аккредитации органов ‎по оценке соответствия, которые должны удовлетворять критериям аккредитации, утвержденным приказом Минэкономразвития России от 30 мая 2014 г. ‎№ 326 «Об утверждении Критериев аккредитации, перечня документов, подтверждающих соответствие заявителя, аккредитованного лица критериям аккредитации, и перечня документов в области стандартизации, соблюдение требований которых заявителями, аккредитованными лицами обеспечивает ‎их соответствие критериям аккредитации» (далее – Приказ № 326). Критерии аккредитации устанавливают группы требований к системе менеджмента качества, работникам, помещениям, оборудованию, техническим средствам и иным материальным ресурсам различных видов органов по оценке соответствия. Приказ № 326 предусматривает специальные критерии аккредитации, применяемые к органам, осуществляющим оценку соответствия (например, ‎в отношении органов по сертификации в сфере связи, железнодорожной продукции, работ во взрывоопасной среде и др.). Также техническими регламентами могут быть установлены иные специальные требования к органам по сертификации (например, ‎по наличию в составе органа по сертификации испытательной лаборатории).

Перечни продукции, подлежащей обязательной сертификации ‎и декларированию соответствия, содержатся в технических регламентах Союза, технических регламентах Российской Федерации, а также постановлении Правительства Российской Федерации от 1 декабря 2009 г. № 982 «Об утверждении единого перечня продукции, подлежащей обязательной сертификации, и единого перечня продукции, подтверждение соответствия которой осуществляется в форме принятия декларации о соответствии».

В соответствии с пунктом 5 приложения № 9 к договору о Евразийском экономическом союзе (подписан в г. Астане 29 мая 2014 г.) аккредитованные органы ‎по оценке соответствия (в том числе органы по сертификации, испытательные лаборатории (центры), осуществляющие работы по оценке соответствия установленным техническим регламентом Союза требованиям, должны быть включены в единый реестр органов по оценке соответствия Союза (далее – Единый реестр). Включение органов по оценке соответствия в этот реестр, а также ‎его формирование и ведение осуществляются в порядке, утверждаемом Евразийской экономической комиссией.

Приложением № 1 к Решению Комиссии Таможенного союза от 18 июня ‎2010 г. № 319 «О техническом регулировании в таможенном союзе» установлены критерии, на основании которых производится включение органов по сертификации ‎и лабораторий в Единый реестр. Включение органов по сертификации и лабораторий ‎в Единый реестр осуществляется в целях реализации общих принципов технического регулирования и обеспечения безопасности продукции (работ, услуг), реализуемых ‎на территории Союза.

Таким образом, представляется, что предлагаемый разработчиком институт нотификации может дублировать применяемые на территории Российской Федераций и Союза разрешительные процедуры для органов по оценке соответствия. Процедура нотификации, действующая на территории Европейского союза, ‎в рамках Союза, полагаем, фактически реализована в процедуре включения органов по сертификации и лабораторий в Единый реестр.

Проект акта предполагает введение процедуры нотификации в отношении всех обязательных сфер подтверждения соответствия вне зависимости от сферы общественных отношений, риски не дифференцируются. При этом, например, ‎в Европейском союзе нотификация не применяется в отношении всей номенклатуры продукции, проходящей оценку соответствия.

Применение проектируемого института нотификации на практике потребует определения ответственных за нотификацию органов (в масштабах Союза) ‎и их полномочий (с условием недопущения дублирования), возникновения новых административных процедур, что может вызвать рост бюджетных расходов.

В случае, если российским законодательством будет введена процедура нотификации, а в рамках Союза процедура нотификации введена не будет, то в части работы в соответствии с требованиями технических регламентов Союза российские аккредитованные лица будут поставлены в невыгодное положение по сравнению ‎с аккредитованными лицами государств-членов Союза, где процедура нотификации будет отсутствовать.

Одновременно с этим установление новых процедур несет риск увеличения административной нагрузки на хозяйствующих субъектов, которым ‎для осуществления своей деятельности будет необходимо получить несколько разрешительных документов в разных ведомствах (по итогам процедур аккредитации и нотификации) и которые при осуществлении своей деятельности будут подвергаться контролю (надзору) со стороны возросшего количества контролирующих органов.

Предполагаем, что критерии нотификации, которые разрабатываются в рамках проектирования института нотификации, могут быть при наличии согласованного решения использованы при совершенствовании критериев аккредитации, установленных Приказом № 326, или при совершенствовании порядка включения органов по сертификации и лабораторий в национальную часть Единого реестра. Таким образом, на основе проведенной оценки регулирующего воздействия проекта акта с учетом информации, представленной разработчиком в сводном отчете, Минэкономразвития России сделан вывод о недостаточном обосновании решения проблемы предложенным способом регулирования, а также о наличии ‎в нем положений, вводящих избыточные обязанности, запреты и ограничения ‎для физических и юридических лиц в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности или способствующих их введению, а также положений, приводящих к возникновению необоснованных расходов физических и юридических лиц в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также бюджетов всех уровней бюджетной системы Российской Федерации.

Члены союза

Актуально

1 января 2018 года вступил в силу Договор о Таможенном кодексе Евразийского экономического союза (ТК ЕАЭС) от 11 апреля 2017 года.

Ранее все пять стран Евразийского экономического союза ратифицировали Договор о Таможенном кодексе ЕАЭС и направили в Евразийскую экономическую комиссию уведомления о выполнении внутригосударственных процедур, необходимых для вступления международного договора в силу.

Одновременно со вступлением в силу Договора о Таможенном кодексе Евразийского экономического союза от 11 апреля 2017 года прекращает действовать Договор о Таможенном кодексе Таможенного союза от 27 ноября 2009 года, а также ряд международных соглашений, регулировавших таможенные правоотношения и заключенных на этапе Таможенного союза.

Источник: http://www.eurasiancommission.org